:
 








ГЛАВА ДЕВЯТАЯ КАК ИОСИФ СПАС ЕГИПЕТ

Это запутанная история, включающая в себя, на первый взгляд, никак не связанные между собой вещи: библейский сюжет, проблему 3800-летней давности, загадочные сны фараона, энергетическую политику 60-х годов двадцатого века и американского инженера, жившего в прошлом столетии. Объединяет их фигура моего далекого предка Иосифа. езультатом этих переплетений стало включение в египетский маршрут места, которое редко посещается туристами. Мы обнаружили там свидетельства необыкновенного мастерства древних инженеров, а также подтверждение новой интерпретации библейской истории о том, как Иосиф спас Египет.

История Иосифа, начинающаяся в главе 37 Книги Бытия, полна удивительных, драматических и загадочных событий. Проданный в рабство завистливыми сводными братьями, он в конечном итоге стал слугой одного из вельмож при дворе египетского фараона. На Иосифа, который «был красив станом и красив лицем», обратила внимание жена вельможи, но юноша отверг ее домогательства. Тогда она обвинила Иосифа в попытке соблазнить ее, и он оказался в темнице.

В тюрьме Иосиф приобрел славу толкователя снов. А когда фараону приснились странные сны, которые не мог объяснить ни один из мудрецов, к повелителю Египта привели Иосифа. Сны фараона о том, как семь тощих коров съели семь тучных коров, а семь тощих и иссушенных ветром колосьев сожрали семь тучных и полных, юноша истолковал следующим образом: за семью годами великого изобилия последуют семь лет голода. На фараона произвела впечатление мудрость Иосифа, и он поставил его властвовать «над всею землею Египетскою». Иосиф — продолжает повествование Библия — приказал сделать запасы зерна в годы высокого урожая. И когда начался голод, «во всей земле Египетской был хлеб».

Я вырос на Ближнем Востоке, и поэтому у меня всегда вызывал сомнение этот способ борьбы с предсказанным голодом. В годы Второй мировой войны, когда ощущалась явная нехватка продовольствия, я лично убедился в невозможности более или менее длительного хранения продуктов в таком жарком климате — не говоря уже о четырнадцати годах (именно столько лет прошло с момента, когда начали делать запасы, до окончания голода). За такое время годное в пищу зерно превратилось бы в полусгнившую массу, полную жучков и паразитов.

Египет беден дождями, и поэтому его не зря называют «дитя Нила». Приезжие убеждаются в этом сразу же после того, как покидают расположенный на берегах реки Каир или Луксор и отправляются к местам археологических раскопок: проехав всего лишь милю, они оказываются в пустыне. При полете, например, из Каира в Луксор с воздуха прекрасно видно, что благополучие и само существование страны зависит от узкой голубой ленты — реки Нил. Ирригационные каналы и рвы распределяют животворную воду Нила вдоль берегов реки; остальная территория представляет собой желто-коричневую пустыню.

Одна из самых длинных рек в мире, Нил берет начало в Эфиопии и на юге Судана и несет свои воды к Средиземному морю. Уровень воды в Ниле повышается во время сезона дождей в районе его истоков, что вызывает ежегодный разлив, за которым следует обмеление реки. Однако в 60-х годах двадцатого века, когда президент Египта Насер обратился за помощью к сверхдержавам, намереваясь построить высокую дамбу на границе Египта, выяснился еще один любопытный аспект разлива Нила. Существует не только ежегодный цикл подъема и спада воды в реке, обусловленный сезоном дождей у ее истоков, но и еще один, семилетний цикл. Высокая дамба (ее строительство было закончено в 1971 году) должна была создать огромный резервуар — искусственное озеро — из которого в засушливый сезон спускалась бы накопленная во время разлива вода.

Эта информация о семилетнем цикле представлялась мне очень важной. Она соответствовала основному элементу в библейской истории о возвышении Иосифа от раба до наместника всего Египта — семь лет изобилия (высокие воды Нила) сменялись семью скудными годами (низкий уровень воды). Внезапно мне пришло в голову, что если проблемы Египта во времена Иосифа были вызваны водой, то и решение должно быть найдено при помощи воды. Продолжительная дискуссия в средствах массовой информации о необходимости постройки дамбы — из-за семилетнего цикла — также дала мне ключ к решению не дававшего мне покоя вопроса о трудности или даже невозможности создания запасов продовольствия на четырнадцать лет. Я понял, что Иосиф должен был запасаться не продовольствием, а водой!

Всем, что было дальше, я обязан американскому инженеру и изобретателю Фрэнсису Коутту Уайтхаусу, уроженцу города очестер, штат Нью-Йорк. Просматривая в Нью-Йоркской публичной библиотеке старые газетные статьи, посвященные нехватке воды в Египте, я узнал, что еще в прошлом веке правившие Египтом британцы искали способ регулировать снабжение Египта водой. Среди специалистов, привлеченных к изучению проблемы, был Фрэнсис Коуп Уайтхаус. Он серьезно отнесся к поставленной задаче и много путешествовал по Нилу, где его заинтересовали остатки древних ирригационных каналов. В конечном итоге любопытство привело его в крупный и процветающий сельскохозяйственный регион в шестидесяти милях к юго-западу от древней египетской столицы Мемфиса. Здесь, посреди пустыни, располагалась местность, которую арабы называли Эль-Фаюм. Это было похоже на оазис в пустыне — только очень большой оазис, в котором вместо источника находилось довольно большое озеро под названием Карун. Эта удивительно плодородная естественная низменность почти вся лежит ниже уровня моря (см. карту, рис. 87).

Удивление Уайтхауса вызвал следующий факт: откуда берется вода в озере, расположенном посреди пустыни вдали (на расстоянии от двадцати пяти до тридцати миль) от Нила?

ис 87.

Исследовав озеро и его берега, американский инженер обнаружил остатки древних дамб, молов и других грандиозных сооружений. Вернувшись в Каир, он сел за изучение географических источников, как древних, так и современных. Вскоре он наткнулся на средневековые карты Египта, составленные на основе древних карт Птолемея Александрийского, из которых стало очевидно, что в ту эпоху во впадине Эль-Фаюм существовало не одно, а два озера: Карун, размеры которого превышали современные, и еще большее озеро Моэрис.

В апреле 1883 года Уайтхаус выступил на собрании археологического общества в Каире и сообщил сенсационную новость: он нашел ответ на загадку Эль-Фаюма в трудах Геродота (греческого историка и географа, жившего в пятом веке до нашей эры). Геродот писал, что на этом месте располагалось искусственное озеро, сооруженное в эпоху фараона Моэриса. Оно было таким большим, что длина его окружности (3600 фарлонгов) равнялась протяженности морского побережья Египта.

Уайтхаус также приводил цитаты из произведений других историков древности — Диодора Сицилийского, Страбона, Макробия, Плиния, — чтобы показать, что не только греки, но и римляне знали, что впадина Эль-Фаюм на самом деле представляла собой искусственное озеро. Оно служило самым богатым источником рыбы в Египте, а цепочка деревень вдоль его берегов была главной житницей страны. Однако эти сведения не могли пролить свет на загадку Эль-Фаюма. Если впадина действительно использовалась под искусственное озеро, то кто был автором этого проекта и каким образом в озере поддерживался уровень воды?

Первый ключ к разгадке Уайтхаус нашел у Геродота, который сообщал, что вода в озеро поступает не из подземного источника, а по каналу из реки Нил. В июне 1883 года Уайтхаус выступил на собрании Общества библейской археологии в Лондоне и сообщил о своих последних открытиях. Он объявил, что канал, соединявший Нил с озером Моэрис, частично сохранился. Это искусственное русло между впадиной Эль-Фаюм и Нилом, которое арабы до сих пор называют «Бахр Юсуф» — «русло Иосифа».

За этим выступлением последовала серия лекций и статей, в которых Уайтхаус настойчиво пропагандировал свою теорию: именно еврейский патриарх Иосиф был тем человеком, который придумал, спроектировал и построил это грандиозное ирригационное сооружение.

Изучив все доступные источники информации, Уайтхаус обнаружил (и обнародовал свои открытия), что арабские историки не только приписывали авторство проекта Иосифу, но и объясняли происхождение названия этого места. Другие царские советники, завидуя влиянию и авторитету Иосифа, убедили фараона усложнить задачу, отведя на строительство канала всего тысячу дней. Вопреки их предположениям, Иосиф совершил то, что считалось невозможным. Под его руководством были прорыты каналы и создано искусственное озеро — за тысячу дней, или «альф юм» по-арабски. Впоследствии само это место стало называться местом тысячи дней, Альф Юм — то есть Эль-Фаюм.

Уайтхаус умер в 1911 году, так и не добившись признания своих идей. Забытой оказалась и теория американского инженера из очестера, который не только считал библейского патриарха искусным инженером, но и обнаружил доказательства реальности самого Иосифа — искусственное русло, носящее его имя, и легенды, окружавшие его деятельность.

За столетие, минувшее после удивительных открытий Уайтхауса, успехи археологии позволили идентифицировать памятники древности, правителей, династии, города и даты. Используя эти сведения для того, чтобы соотнести эпоху библейских патриархов с месопотамской хронологией, я пришел к выводу, что Иосиф родился в 1870 году до нашей эры. Согласно Книге Бытия (41:46), Иосифу было тридцать лет, когда ему поручили подготовить Египет к семи неурожайным годам, и поэтому начало реализации проекта относится к 1830 году до нашей эры.

Таким образом, я был убежден, что для проверки гипотезы Уайтхауса необходимо ответить на следующий вопрос: какой фараон правил в это время в Египте и существуют ли свидетельства его связи с впадиной Эль-Фаюм и искусственным озером.

Я был приятно удивлен — но не поражен — когда узнал, что Аменемхат III, фараон XII династии Среднего Царства, вступил на престол в 1842 году до нашей эры (за два года до назначения Иосифа визирем) и правил до самой своей смерти в 1797 году до нашей эры. Документы того времени приписывают ему — совершенно недвусмысленным образом — строительство водных путей и ирригационных каналов в районе Фаюма. Тот факт, что он имел отношение к созданию искусственного озера, подтверждается двумя гигантскими статуями фараона, установленными посреди озера. Именно во времена его правления Эль-Фаюм стал житницей страны и главным поставщиком свежих овощей, фруктов и рыбы. И самое интересное — на статуе фараона в облике сфинкса львиная грива заменена орнаментом из рыб (рис. 88).

Накапливающиеся факты все убедительнее доказывали, что фараоном, назначившим Иосифа визирем, был именно Аменемхат III, а искусственное озеро в Эль-Фаюме — это гениальный проект Иосифа, позволивший предотвратить надвигающуюся беду. Дальнейшие исследования показали, что этот фараон построил не одну, а две пирамиды — первую рядом с пирамидами отца и других фараонов XII династии в Дашуре (см. врезку на рис. 89), а вторую в окрестностях искусственного озера неподалеку от Хавары (см. рис. 89). Последняя была описана римскими историками, которые сообщали, что рядом с ней находится «лабиринт» из бесчисленного количества подземных комнат, которые могли использоваться в качестве хранилища.

Поэтому в 1994 году, планируя экспедицию в Египет, я выделил целый день на посещение Дашура и Эль-Фаюма. Я должен был своими глазами увидеть пирамиды Аменемхата III, «лабиринт», озеро и «русло Иосифа».

Планируемую поездку было не так-то легко осуществить. Пирамиды Дашура, в том числе скошенная пирамида и Красная пирамида других правителей эпохи Среднего Царства, были расположены вблизи военной базы.

ис. 88.

ис. 89.

1) Саккара, 2) Мемфис, 3)Дашур, 4) Гелиополъ, 5) Абу-оаш, 6) Гиза, 7) Саккара, 8) Лишт, 9) Медум, 10) Мединет-элъ-Фаюм, 11) Хавара, 12)Лахун, 13) Гуроб, 14) Каир, 15)Джосер, 1б)Усеркаф, 17) Сехемхет, 18)Пепи II, 19) Шепсескаф, 20) Аменемхат III, 21) Красная пирамида, 22) Скошенная пирамида.

Мы получили специальное разрешение въехать на территорию через один из контрольно-пропускных пунктов, и поэтому некоторое время свободно бродили между пирамидами и сделали огромное количество снимков — пока к нам не подъехал военный джип с офицером, который яростно набросился на нас, обвиняя в съемке военных объектов (ни одного из них мы не видели). Он кричал, что арестует нас, конфискует фотоаппараты и пленки, выдворит с территории базы, а также грозил другими страшными карами. Наш сопровождающий Аббас Надим — египтянин, осевший в Лос-Анджелесе и основавший собственную туристическую фирму — сумел успокоить офицера. Мы избежали ареста и конфискации, но были вынуждены погрузиться в туристический автобус и уехать.

Мы направились в Фаюм — по асфальтированным и грунтовым дорогам, которые шли вдоль ирригационных каналов или пересекали их. По мере приближения к оазису безводная пустыня сменялась зеленой растительностью и возделанными полями. Нашей целью был главный город этого района, который назывался Мединет-эль-Фаюм (Мединет в переводе означает «город») (см. рис. 89). Возле самого города дорога шла вдоль довольно широкого канала — мы ехали около Бахр Юсуфа, то есть «русла Иосифа».

В центре города медленно вращалось водяное колесо, поднимая и распределяя воду, доставляемую каналом (рис. 90 и 91). ядом располагался ресторан с тенистой террасой — идеальное место, чтобы отдохнуть и подкрепиться (а также сфотографироваться). Я побродил вокруг, прошелся вдоль канала, несколько раз пересек его по пешеходному мостику. Это было пьянящее ощущение: я лично удостоверился, что построенный Иосифом канал действительно существует. Уайтхаус был прав, называя Иосифа строителем искусственного озера.

Теперь пришло время проверить, какой фараон правил во времена Иосифа — то есть отправиться к пирамиде Аменемхата. Но ни наш гид, ни водитель туристического автобуса не знали, где она находится. Ничем немогли нам помочь и посетители ресторана — казалось, никто не знает туда дороги.

Спасение пришло в виде полицейской машины, которая, взвизгнув тормозами, остановилась рядом с нашей расположившейся на отдых группой. Офицер засыпал нас вопросами: кто мы такие, зачем мы сюда приехали и кто дал разрешение на посещение Эль-Фаюма. Чтобы его успокоить, вновь потребовалась тонкая дипломатия Аббаса. езультат получился следующим. Сначала плохие новости: мы должны немедленно вернуться в Каир. Затем хорошие новости: офицер знал, где находится пирамида, и обещал показать ее нам на обратном пути. Тем временем появилась еще одна полицейская машина, и с почетным эскортом из двух автомобилей — один впереди, а другой позади автобуса — мы тронулись в путь.

ис. 90.

Примерно полчаса мы ехали по плодородному сельскохозяйственному району, а затем впереди показалась линия деревьев, за которой внезапно началась желтовато-коричневая пустыня. Большое озеро пересыхало, и пустыня вновь занимала когда-то принадлежавшее ей пространство. Дорога стала неровной. Внезапно мы увидели похожий на пирамиду холм, возвышавшийся над плоской равниной. Это была пирамида, которую мы искали (фото 34). Поехав прямо по каменистой равнине, мы остановились примерно в четверти мили от гигантского сооружения. Здесь полицейский офицер приказал водителю остановиться и сообщил, что мы можем сделать отсюда несколько снимков — а потом нам следует возвращаться в Каир.

ис. 91.

Это абсурд, сказал я Аббасу Надиму. Он передал офицеру, что группа должна посетить пирамиду. После долгих переговоров нам позволили выйти из автобуса — с условием, что все будут оставаться на месте. Мне разрешили подойти к пирамиде, взяв с собой одного сопровождающего.

Я выбрал Харви X, редактора отдела крупной вашингтонской ежедневной газеты, который должен был взять на себя обязанности фотографа. Приближаясь к пирамиде, мы заметили, что окружавшая ее обширная площадка была испещрена круглыми отверстиями — остатками «лабиринта» или входами в его подземные «камеры» (фото 35). Пирамида напоминала те, что мы видели в Дашуре, только она была сложена из глиняных кирпичей и облицована известняковыми плитами, многие из которых отсутствовали. К моему величайшему удивлению, здесь оказался охранник в традиционном длинном кафтане. Он немного понимал по-английски, а я по-арабски; кроме того, мы помогали себе универсальным языком жестов. Охранник подтвердил, что это действительно пирамида Аменемхата III в Хаваре. Я спросил, можно ли войти внутрь. Нет, ответил он, потому что вход залит водой.

Водой? Мы с Харви заглянули внутрь. И действительно, спустившись на несколько ступенек вниз, можно было увидеть, что пирамида заполнена водой. Но откуда она здесь взялась? Пирамида находилась на расстоянии двадцати миль от озера и в нескольких милях от линии деревьев, указывавшей на границу подземных вод. Я спросил, откуда сюда поступает вода. Из Бахр Юсуфа, ответил охранник, пояснив, что пирамида связана подземным каналом с «руслом Иосифа». Меняется ли уровень воды в разные сезоны, спросил я? Нет, он остается неизменным.

Тот факт, что пирамида, построенная фараоном, который связывал себя с озером в Эль-Фаюм, изначально была соединена с «руслом Иосифа», стал для нас настоящим открытием — об этом не упоминалось ни в одной книге о пирамидах. Это стало также искомым подтверждением революционной идеи о том, что Иосиф спас Египет, делая запасы не зерна (они также закладывались ежегодно), а воды.

* * *

История о жизни Иосифа в Египте — это лишь одна глава в истории библейских патриархов, связывающая поколения Авраама, Исаака и Иакова (отца Иосифа) с Моисеем и последующими событиями Исхода.

По свидетельству Библии, голод, последовавший за семью годами изобилия, охватил весь Ближний Восток, и люди «из всех стран приходили в Египет покупать хлеб у Иосифа». Среди пришедших был Иаков со своими сыновьями, братьями Иосифа. Драматическая встреча Иосифа, который стал египетским вельможей и был женат на дочери верховного жреца Птаха, и его братьев описана в Книге Бытия (главы 42–45). Братья не узнали Иосифа, но он узнал их. Он простил им то зло, которое они ему причинили, пригласил переехать в Египет и приказал взять с собой отца. И Иаков «…сынов своих и внуков своих с собою, дочерей своих и внучек своих и весь род свой привел он с собою в Египет».

Именно таким образом израильтяне попали в Египет, где мирно жили на протяжении четырех столетий, пока фараон, «который не знал Иосифа», не начал притеснять их, обратив в рабство — именно с этого началась череда событий, приведших к Исходу.

Теперь еще один интересный аспект. Моисей, еврейский мальчик, подобранный дочерью фараона и воспитывавшийся как член царской семьи, бежал на Синай после того, как убил египтянина, жестоко обращавшегося с рабами-израильтянами. Здесь он пас стада овец и в окрестностях «горы Элогим» услышал глас Божий, приказывавший ему увести израильтян из рабства в землю, которая была обещана потомкам Авраама. Во время Исхода сынам Израиля были дарованы Десять Заповедей и был построен Ковчег Завета, где хранились Скрижали Закона. Вопрос заключается в следующем: случились бы все эти революционные (как с исторической, так и с религиозной точки зрения) события, если бы братья не продали Иосифа в рабство в Египет?

Подобные вопросы «что если» часто возникают, когда меня расспрашивают о том, с чего началось мое увлечение шумерами, древними цивилизациями, аннунаками и Нибиру. Мой длинный (и правдивый) рассказ начинается с тех времен, когда мне посчастливилось изучать Ветхий Завет в оригинале — на древнееврейском языке. На занятиях мы добрались до шестой главы Книги Бытия, рассказывавшей о Ное и Всемирном потопе. Глава начиналась несколькими загадочными стихами, в которых утверждалось, что «…в то время были на земле исполины». Я поднял руку и спросил учителя: «Почему вы говорите «исполины», когда древнееврейское слово Нефилим обозначает тех, кто спустился вниз — с небес на землю? Однако вместо похвалы за лингвистическую проницательность я получил выговор: «Садись, Ситчин. Ты не должен сомневаться в Библии!» Но я не сомневался в Библии, а совсем наоборот, указывал на необходимость ее точного понимания. Так я начал задаваться вопросами, кто такие Нефилим и почему о них говорилось как о сынах (во множественном числе) Элогим (множественное число для слова «бог»). Этот интерес привел к изучению мифологии, истории древних цивилизаций, шумеров и их письменных памятников — ив конечном итоге к моим книгам.

Много раз я задавал себе этот вопрос: что если? Как сложилась бы моя судьба, если бы учитель не стал ругать, а похвалил меня? Возник бы у меня интерес к этим проблемам и написал бы я свои книги?

азумеется, этого мне знать не дано. Но я могу ответить на вопрос, касающийся Иосифа и его братьев. Когда он открыл свое имя братьям, они испугались, что Иосиф станет мстить им. Но он ответил, что случилось то, что было предначертано Богом. Все это часть Божественного плана — послать его в Египет, сделать правителем этой земли и собрать запасы в преддверии приближающегося голода, чтобы спасти отца и всех его родственников.

Когда братья Иосифа вернулись в Ханаан и передали своему отцу Иакову слова Иосифа о том, что им нужно перебираться в Египет, Иаков колебался. Но ему в «видении ночном» явился Бог и сказал: «…не бойся идти в Египет, ибо там произведу от тебя народ великий; Я пойду с тобою в Египет, Я и выведу тебя обратно». Успокоившись, Иаков вместе со всей своей родней отправился в Египет, а когда пришло время, его потомки были выведены из Египта — как и было обещано.

Может быть, моя судьба тоже была предопределена? Может быть, одобрения учителя просто не могло быть — Господь заранее предназначил мне услышать его выговор.

Вполне вероятно, что именно этим определялось мое желание увидеть дело рук Иосифа и настойчиво искать настоящую гору Синай.

* * *




: 288

<== | ==>
 | 

? google:

 

© studopedia.com.ua '.


: 0.018 .